Н.М.Шолох, ветеран Великой Отечественной войны

Наталья Михайловна Шолох — ветеран Великой Отечественной, участница боевых действий, защитница Сталинграда. Родилась в Казахстане, детство ее прошло в Геническе. Спасаясь от огненного вала войны, вместе с семьей эвакуировалась в донской край, в райцентр Серафимович, переименованный так в честь земляка-писателя.

Весной 1942 года станичники провожали на фронт сорок местных девушек. Были среди них и пятеро эвакуированных на Дон геничанок, пять подружек: Мария Кузьменко, Нина Серикова, Катя Новикова, Лариса Полевая и Наташа Щетинина.
Воспоминаниями о том времени делится Наталья Михайловна Щетинина-Шолох.

Потерпев поражение под Москвой, гитлеровские войска устремили свой взор на Кавказ, богатый нефтью, и хлебные районы России. Немцы рвались к Сталинграду. Именно в этот нелёгкий период и был объявлен призыв в армию девушек и женщин, на который откликнулись во всех уголках огромной страны.

Нас провожали 5 апреля. Проститься с добровольцами пришло много народу. Плакал отец, вытирала слёзы мама, будто замерев, стояли две сестрёнки и брат. Весна на Дону в тот год выдалась ранней. Таял, оседая, снег, всюду журчали неугомонные ручьи. Проверкой на крепость и твёрдость характеров были первые же минуты нашего отъезда. Весенняя распутица коснулась и Дона. Лёд был ломкий, трещал под тяжестью грузовых автомобилей, на которых нам предстояло переправиться на другой берег. В любую минуту они могли пойти под лёд.

На крутояре стояла толпа провожающих. Люди напряженно следили за движением грузовиков и не ушли до тех пор, пока мы не переправились через реку.

Машины взяли курс на Сталинград, ехали по вязкой грязи, буксовали. Ктото из девчат пытался запеть, но не получалось. Ехали молча, каждый думал о своём. Мотя Кузьменко, глядя на меня, спросила: «Как ты думаешь, мы вернёмся в свой город?». «Не знаю», -ответила я.Тогда ещё никто не знал своей судьбы.

Попали мы в Сталинград, в зенитные войска. Катя Новикова, Мария Кузьменко и Лариса Полевая были прибористками, Нина Серикова – связисткой, а меня с самого начала назначили старшим стереоскопистом (по прибору я определяла дальность и высоту полета самолетов), командиром дальномерного отделения, позже присвоили звание сержанта.

После короткого карантина началась учёба. Мы изучали устройство и принципы работы орудий и приборов, проходили и строевую подготовку, учились ползать по-пластунски. В землянку после занятий приходили уставшие и буквально падали на нары.

Но учёба длилась недолго. Вскоре на Волге началась небывалая по размерам и ожесточённости битва. Фашисты приближались к Сталинграду. Наши войска,
отступая к городу, вели кровопролитные бои уже на его улицах. Бились за каждый дом, каждую площадку. Город был в огне. От фугасов и бомб горела Волга. Кроме танков, орудий фрицы пускали в ход свою авиацию. Валом шли на Сталинград немецкие бомбардировщики.

Удар вражеской авиации приняли на себя зенитчики. Многое пришлось пережить ставшим у пушек молодым девчонкам. И никто из 13-ти девчат нашей батареи не стонал под тяжестью происходившего, не проявил слабости – все мужественно переносили тяготы и опасности фронтовой жизни.

Самое ужасное приходилось переживать, когда фашисты бомбили батарею. Так было и на этот раз. Мы вели бои за центральную переправу через Волгу, по которой день и ночь двигались воинские подразделения, а в тыл везли раненых, чётко выполняли приказ Главкома: «Ни одна бомба не должна упасть на переправу». Немцы же стремились во что бы то ни стало разбомбить ее. Дорога к реке круглые сутки обстреливалась из вражеского дальнобойного орудия.

Расскажу лишь о двух эпизодах. Обычный жаркий день. Разведчицы Тая Соловьёва и Рая Кочукова ещё на дальних подступах заметили группу немецких самолётов. Батарея готовилась открыть огонь. Бомбардировщики, урча, приближались. Батарея била безжалостно по врагу, расстроила их ряды. Мы считали, что они идут к переправе, но самолеты, не доходя ещё на нужное расстояние, разделились на две группы и с двух сторон стали заходить на бомбёжку батареи.

Орудийный огонь не давал им подойти на нужное расстояние, чтобы сбросить бомбы в цель, — они падали вокруг батареи и на огневую позицию. За несколько заходов лишь один снаряд чуть не угодил в первый орудийный расчёт. Был убит боец Фролов, несколько человек получили лёгкие осколочные ранения.

В это время в поддержку своей авиации немцы открыли миномётный огонь. Вся позиция была в дыму. Столбы пыли и земли взлетали вверх, стоял страшный грохот, гул. В общем, это был кошмар. Сбросив бомбы, фашисты решили пикировать на орудийные расчёты.

«Юнкерсы» прорвались сквозь огонь. Командир батареи, старший лейтенант Рубан, приказал девчатам оставить приборы и подносить орудийщикам снаряды, лежащие в ста метрах.

Выполняя приказ комбата, Мария Кузьменко, Клавдия Горячева, Лариса Полевая, Катя Новикова, Лидия Сметанникова и я, рискуя жизнью, ползком тащили снаряды и подавали их бойцам.

Свистели осколки от мин, падающих вокруг — был кромешный ад. В этот день был сбит 1 самолёт, а второй, задымившись, скрылся. После боя заряжающий первого орудийного расчёта, высокий и крепкий детина Константин Тройно, опустившись на бруствер, заплакал…

Это было в августе. Валом шли немецкие бомбардировщики на Сталинград. Город был в дыму, всё горело, рушились дома, гибли люди. Немецкое командование старалось разбомбить центральную переправу, но прорваться к ней фашисты никак не могли. Они посылали всё новые и новые группы бомбардировщиков в надежде на то, что им всё же удастся остановить движение наших войск на передовую линию фронта.

В сторону переправы шла очередная группа «Хейнкелей» со зловещими крестами в сопровождении «Юнкерсов». Наша батарея открыла огонь, за нею последовали другие батареи дивизиона, затем в борьбу вступил весь полк 1083 ЗАП. Присоединились и другие полки Сталинградского Краснознамённого корпусного района ПВО. Из огня была создана заградительная стена, преодолеть которую немцы не смогли.

Видя свою неудачу, они начали сбрасывать бомбы куда попало, лишь бы освободиться от смертоносного груза. Недалеко от Волги стояла деревушка Красная Слобода. Бомбы посыпались на нее. Там стоял командный пункт первого дивизиона 1083 ЗАП.

Бомбёжка была страшной. В этот день погиб весь личный состав дивизиона: шофёры, повара, радисты, разведчицы, телефонистки. Одна бомба попала в оперативную землянку. Погибли командир дивизиона капитан Алексеев, начальник штаба, командир взвода управления. Многие были ранены, истекали кровью, но помочь им было некому. Военфельдшеру Гале Нагнибеде оторвало ногу, девушку ранило в полость живота, комиссара Зражевского контузило, после чего он ослеп.

Страшно об этих событиях рассказывать, но делать это нужно, чтобы молодое
поколение знало, какой ценой добыта победа, и что в этой нелёгкой борьбе с врагом принимали участие женщины, девушки и проявляли подлинное мужество.

Сбросив бомбы, фашисты стали из пулемётов расстреливать стоявших на вышках девушек-разведчиц. Некоторые были убиты, раненые, истекая кровью, не могли спуститься с вышек. Это был ад. Счастлив тот, кто остался жив после той страшной и кровопролитной войны.

А я счастлива ещё и тем, что смогла написать правду о войне, о своих боевых подругах, которые, не жалея сил, молодости и здоровья, делали всё необходимое, чтобы в схватке с врагом выстоять и победить.

Н.М.Шолох, ветеран Великой Отечественной войны

Геническая районная газета Приазовская Правда 2011г.

От admin